Реклама
БЛОГИ

Рогунская иллюзия Рахмона угрожает миру и безопасности в регионе Узбекистан: «обещать — не значить жениться»

Новый узбекский президент взял курс на улучшение отношений с соседями. И в данном ключе Таджикистан стал очередным пунктом посещения новоизбранного узбекского лидера.

Реклама

Впервые за последние двадцать лет президент Узбекистана побывал в Душанбе с государственным визитом. Шавката Мирзиёева с помпой встречал его таджикский коллега Эмомали Рахмон.

Новый узбекский президент взял курс на улучшение отношений с соседями. И в данном ключе Таджикистан стал очередным пунктом посещения новоизбранного узбекского лидера. В рамках визита Мирзиёева в Душанбе стороны подписали 27 межгосударственных соглашений, в том числе: о безвизовом режиме посещения для граждан обеих республик, о сотрудничестве по линии правоохранительных структур, об открытии 16 КПП на общих границах. Достигнута договорённость по транспортным вопросам, об экономическом сотрудничестве и о развитии культурных связей.

Оба президента заявили, что «нерешённых» вопросов и проблем между ними не осталось. Казалось бы, топор войны, которую пророчил в 2012 году Ислам Каримов из-за водно-энергетических проектов Рахмона, закопан навсегда. Но, так ли это на самом деле?

Несмотря на оптимистический настрой Мирзиёева и Рахмона, историко-политические противоречия и обиды в народных массах, накопленные между узбеками и таджиками десятилетиями, а то и веками, никуда не испарились.

Постоянно притесняемые таджики в Узбекистане и узбеки в Таджикистане не могут в одночасье забыть о своих обидах, лишь лицезря улыбки и взаимные объятья двух президентов, тем более, что сигналов о смене политики по отношению к национальным меньшинствам не поступало ни с одной, ни с другой стороны границы.

Примечательно, что Самарканд и Бухара в 1920-е годы были включены в состав Узбекской ССР. Таджики считают эти города своим культурным и историческим достоянием. В прошлом таджики, в частности, составляли значительную часть оседлого населения Бухарского ханства.
Не надо забывать и о том, что до сих пор Рахмон не принёс извинения или не отрёкся от своих слов о том, что он вернёт Самарканд и Бухару.

В 1999 году Узбекистан заминировал таджикско-узбекскую границу в одностороннем порядке. Ранее официальный Душанбе заявлял, что за последние годы на таджикско-узбекской границе подрываются на минах сотни людей. Жертвами узбекских мин в основном становились простые таджики приграничных районов, которые пасут скот, собирают дрова.

Заявление, сделанное Рахмоном по результатам переговоров с узбекским коллегой, о том что Узбекистан выразил поддержку строительству Рогунской гидроэлектростанции, может поджечь и без того шаткий мир на приграничье. Уже по природе своей анти-узбекский энергетический проект при его реализации нанесёт колоссальный урон экономике и народу Узбекистана.

Шавкат Мирзиёев, когда занимал пост премьер-министра, в письменном послании таджикскому премьеру Кохиру Расулзаде прямо говорил о громадных по масштабам угрозах для всего региона, которые исходят от строительства Рогунской ГЭС. Маловероятно, что став президентом, он кардинально поменял своё мнение.
В ходе не столь давно прошедшей Самаркандской конференции по проблемам Центральной Азии, глава Узбекистана, касаясь вопроса совместного водопользования, жёстко отстоял мнение о необходимости решения подобных проблем на основе международных правовых норм и с учётом интересов всех государств региона.

«Узбекистан поддерживает проекты конвенций об использовании водных ресурсов бассейнов рек Амударья и Сырдарья, разработанные ООН», – заявил на конференции Мирзиёев. Эта позиция мало чем отличается от бескомпромиссной политики первого президента Узбекистана Каримова.

Исходя из сказанного, заявление Мирзиёева о поддержке таджикского проекта Рогунской ГЭС выглядит больше как обещание о женитьбе, а не сама свадьба.

Но узбекский президент, видимо, не понимает, что тем самым Рахмон толкает его в политический тупик. Заявляя о поддержке Рогуна, Мирзиёев отчасти отрекается от своих заявлений о необходимости придерживаться международных норм. Более того, игнорирует интересы народа Узбекистана, который, несомненно, понесёт непоправимый ущерб от таджикского проекта.

Таджикистан в лице его лидера Рахмона до сих пор не ратифицировал ни одной международной конвенции по регулированию трансграничных водных ресурсов, скорее всего, и в дальнейшем делать этого не собирается. Факт говорит о том, что Рахмон, не обременяя себя международными обязательствами, возжелал распоряжаться трансграничным водным ресурсом, как ему вздумается. Не долог тот час, когда, преступив общемировые нормы права, «основателю мира на таджикской земле» захочется продавать воду, объявив её собственностью Таджикистана. Самовольное строительство Рогунской ГЭС и сопутствующего ей водохранилища — прямое тому подтверждение.

В 2012 году американские учёные исследовали проблему рисков строительства Рогунской ГЭС. В публикации экспертов Шохруха-Мирзо, Томаса ДеСаттера и Джея Лейча, появившейся в журнале «Евразийская география и экономика», отмечается:

— «Площадь сельскохозяйственных угодий в Хорезмской области может уменьшиться на 17,7%, а в республике Каракалпакстан — на 14,6%. В результате этого производство хлопка в республике Каракалпакстан может сократиться на 18%. Изменится ситуация с сельским хозяйством и в других регионах Узбекистана. Например, изменение объёмов забора воды в Сурхандарьинской области приведет к потере 12 миллионов долларов доходов от сельского хозяйства области ежегодно».

Учитывая аграрный характер узбекской экономики, коллапс в сельском хозяйстве может закончиться для Узбекистана голодом и массовой миграцией. Это, в свою очередь, чревато социальным взрывом.
Кроме того, заручившись «поддержкой» Мирзиёева, таджики, для того чтобы выторговать дополнительные дивиденды, вполне могут начать пугать Ташкент следующей новой плотиной на Вахше.
У Узбекистана может появиться новый объект для критики, если Душанбе приступит к возрождению другого проекта советских времен – Даштиджумской ГЭС на реке Пяндж, которая по мощности и высоте превосходит даже Рогун.

Непостоянство Рахмона ранее всецело испытал на себе Ислам Каримов, которому таджикский «основатель мира» должен был до конца жизни быть обязан за сохранения своего трона, а может быть — и жизни.
А Узбекистан, оправившись после периода междуцарствия, может вернуться на более жёсткую позицию. В данном контексте, в будущем нельзя исключать и локальных военных столкновений.

«Для продолжения строительства Рогунской ГЭС нужны инвестиции, а их пока нет. Внутренних резервов недостаточно. Международные финансово-экономические организации не предоставляют ресурсы на строительство крупных объектов. Китай может выдать кредит. Но, по соображениям экономической безопасности, увеличивать задолженность Пекину опасно. У Душанбе и так накопился большой долг Китаю. Его надо диверсифицировать», – сказал «НГ» Доктор экономических наук, профессор Хаджамахмад Умаров.
Учитывая отсутствие достаточных финансов в Таджикистане, вероятнее всего, Мирзиёев полагается на нескорую реализацию проекта Рогун и желает выиграть время.

«Безопасность сооружения является основным критерием, так как выход из строя любой крупной плотины на реке Вахш будет иметь катастрофические последствия как для Таджикистана, так и для стран низовья», — говорится в отчёте Всемирного банка.

Но даже если плотина выдержит землетрясение, природе все равно будет нанесен огромный ущерб при строительстве. Как рассказала Sputnik Узбекистан ведущий менеджер проектов Департамента экологического проектирования и консалтинга EcoStandard group Екатерина Шешлянникова, строительство подобных сооружений создаёт дополнительную нагрузку на почву и ухудшает гидроботанические условия реки.

«Возведение плотины приводит к затоплению прибрежных территорий, заболачиванию местности, изменениям флоры и фауны долины водного объекта», — отметила эксперт. К тому же, по её словам, значительно ухудшается качество воды.

«Повышенное перемещение донных отложений приводит к значительному ухудшению качества воды, загрязнению дна, к изменению уровня грунтовых вод и неизбежному возникновению эрозии земли вниз по течению, приводящему к суммарной эрозии земли в регионе», — заявила эксперт.

«Подобный вопрос должен решаться на международном уровне. Когда приступаешь к такому масштабному возведению ГЭС, должны быть деньги на всё строительство, а не только на первое время. Возможно, что это политическая игра», — заявила руководитель сектора экономического развития постсоветских стран Центра постсоветских исследований Института экономики РАН Елена Кузьмина.

Подытоживая, стоить отметить, что Рахмон рискует заиграться и «узелки», завязанные им, будет невозможно развязать политико-дипломатическими путями.

Максат Марданов

Реклама
Теги
Показать полный текст
Реклама

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close