Реклама
БЛОГИ

Фетхуллах Гюлен: Ислам совместим с демократией, несмотря на недавний пример Турции

Эти основные ценности не связаны со стилем одежды или использованием религиозных лозунгов. Они предполагают собой уважение принципа верховенства права и независимости судебных органов, ответственность правителей и сохранение неотъемлемых прав и свобод каждого гражданина. Недавняя неудача турецкого демократического опыта объясняется не приверженностью этим исламским ценностям, а скорее их предательством.

Реклама

Альтернативный Заголовок: Исламское государство – это оксюморон В начале 2000-х годов Турция считалась примером современной мусульманской демократии. Нынешняя правящая партия, пришедшая к власти в 2002 году, провела реформы, соответствующие демократическим стандартам Европейского Союза, и ситуация в области соблюдения прав человека в стране начала улучшаться.

К сожалению, демократические реформы оказались недолговечными. Процесс застопорился всего несколько лет спустя. А примерно в 2011 году, после третьей победы на выборах, в то время премьер-министр, а ныне – президент Эрдоган развернул политический курс на 180 градусов. Турция начала скатываться к авторитаризму и более не служила примером, на который могли бы равняться другие страны с мусульманским большинством.

Негативный пример Турции под руководством Эрдогана некоторыми рассматривается как свидетельство несовместимости демократических и исламских ценностей. Но это был бы ошибочный вывод. Несмотря на видимость соблюдения Исламских норм, режим Эрдогана представляет собой абсолютное предательство основных исламских ценностей.

Эти основные ценности не связаны со стилем одежды или использованием религиозных лозунгов. Они предполагают собой уважение принципа верховенства права и независимости судебных органов, ответственность правителей и сохранение неотъемлемых прав и свобод каждого гражданина. Недавняя неудача турецкого демократического опыта объясняется не приверженностью этим исламским ценностям, а скорее их предательством.

Турецкое общество остается удивительно неоднородным. Сунниты или алевиты, турки, курды или другие этнические меньшинства, мусульмане или не мусульмане, а также религиозные или светские, по образу жизни, турецкие граждане придерживаются различных идеологий, философий и убеждений. В таком обществе попытки сделать всех одинаковыми тщетны и неуважительны по отношению к людям. Демократическая или основанная на широком участии форма правления, при которой ни одна группа, большинство или меньшинство, не доминирует над другими, является единственной жизнеспособной формой правления для такого многообразного населения. То же самое можно сказать о Сирии, Ираке и других соседних странах региона. В Турции или в других странах авторитарные правители использовали различия в обществе в целях поляризации различных групп друг против друга и сохранения своих позиций во власти. Какими бы убеждениями или миро воззрениями они ни обладали, дело защиты универсальных прав и свобод человека должно быть общим для всех граждан и общество должно иметь возможность демократическим путем противостоять тем, кто нарушает эти права.

Выступать против угнетения – это демократическое право, гражданский долг и религиозный долг верующих. В Коране говорится, что люди не должны молчать, если сталкиваются с несправедливостью: «О те, которые уверовали! Свидетельствуя перед Аллахом, отстаивайте справедливость, если даже свидетельство будет против вас самих, или против родителей, или против близких родственников». (4:135) Жизнь в соответствии со своими убеждениями или мировоззрением при условии, что такая жизнь не наносит вреда другим, и пользование основными свободами человека, особенно свободой слова, делает человека по-настоящему человеком.

Свобода – это право, данное сострадательным Богом, и никто – и ни один лидер – не вправе отнять его. Нельзя утверждать, что лицо, лишенное своих основных прав и свобод, ведет подлинно человеческую жизнь. В отличие от заявлений политических исламистов, Ислам – это не политическая идеология, а религия. У него есть некоторые принципы, относящиеся к управлению, но они в совокупности составляют не более пяти процентов от всех исламских принципов. Свести Ислам к политической идеологии – величайшее преступление против его моральной цели.

В прошлом те, кто изучал или высказывался об исламской перспективе в политике и государстве, допустили три ошибки: Во-первых, они перепутали исторический опыт мусульман с основополагающими источниками исламской традиции, Кораном и подлинными изречениями и верованиями Пророка (мир ему и благословение Всевышнего). Исторический опыт мусульман и вердикты юристов в этих условиях должны быть проанализированы с критической точки зрения и не могут иметь тот же статус, что и подлинные религиозные источники. Во-вторых, некоторые использовали выборочные аяты Корана или хадисы Пророка (мир ему и благословение Всевышнего), дабы узаконить свою точку зрения и стремились навязать эту точку зрения людям. Дух Корана и пророческой традиции (Сунна) может быть понят только с целостной точки зрения и с искренним намерением познать волю Божью. В-третьих, некоторые ошибочно заключили, что демократия принципиально против ислама, потому что Ислам объявляет Бога единственным сувереном, в то время как демократия основана на суверенитете народа.

Ни один верующий не сомневается в том, что Бог является властелином вселенной, но это не означает, что человеческая свобода воли, включая мысли, стремления и силу воли, не существует или исключена из великого плана Бога для человечества.

Предоставить суверенитет народу не означает узурпировать его у Бога, а скорее отнять права и обязанности по управлению (которыми Бог наделил людей) у диктатора или олигархии и передать их народу. «Государство» – это система, созданная людьми для защиты своих основных прав и свобод и поддержания справедливости и мира. «Государство» – это не самоцель, а средство, которое должно помогать людям обретать счастье в этом мире и в загробном. Согласованность государства с набором принципов и ценностей складывается из позиций людей, которые составляют систему этих принципов и ценностей.

Поэтому фраза «Исламское государство» – это терминологическое противоречие, оксюморон. Подобным образом, поскольку в исламе нет духовенства, теократия чужда духу Ислама. Государство является результатом договора между людьми, состоит из людей, и оно не может быть ни «Исламским», ни «священным». Демократии бывают всех форм и размеров. Демократический идеал, лежащий в основе этих форм, заключающийся в том, что ни одна группа не имеет господства над другими, также является исламским идеалом. Принцип равного гражданства приравнивается к признанию достоинства каждого человека и уважению его как произведения искусства, созданного Богом. Форма правления на основе участия, независимо от того, называется ли она демократией или республикой, гораздо больше соответствует Исламскому духу, чем другие формы правления, включая монархии и олигархии. Нынешняя картина турецкого правления напоминает скорее олигархию, чем демократию.

Почему все пошло не так? Президент Эрдоган коррумпировал некогда многообещающую демократию Турции, кооптируя государство, захватывая бизнес и поощряя друзей. Для того, чтобы объединить под собой массы общественности, достаточные для захвата власти, он объявил меня и участников движения Хизмет врагами государства, обвиняя нас в каждом негативном инциденте, имевшим место в стране в недавнем прошлом. Это хрестоматийный пример «козла отпущения». Правительство при президенте Эрдогане преследовало меня, а также сотни тысяч других людей – критиков всех мастей, но особенно досталось мирному движению Хизмет. Защитники окружающей среды, журналисты, ученые, курды, алевиты, не мусульмане и некоторые суннитские мусульманские группы, которые критиковали действия Эрдогана, прочувствовали на себе последствия его политического курса. Их жизни были разрушены из-за сокращений, конфискаций, арестов и пыток.

По причине продолжающихся преследований тысячи волонтеров Хизмет были вынуждены искать убежища по всему миру, в том числе во Франции. Будучи новыми жителями, они должны соблюдать законы этих стран, помогать находить решения проблем этих обществ и вести активную борьбу с распространением радикальных интерпретаций ислама в Европе.

В Турции продолжается масштабная кампания по арестам на основании виновности в соучастии. Число жертв этой кампании преследования продолжает расти: более 150 000 человек потеряли работу, более 200 000 были задержаны и более 80 000 арестованы и заключены в тюрьму. Лица, преследуемые по политическим мотивам и желающие уехать, лишаются своего основного права покинуть страну, поскольку их паспорта аннулируются. Несмотря на неудачи, вызванные военными переворотами, Турецкая Республика с начала 1923 года находится на пути постоянного совершенствования демократии. Эрдоган истощает репутацию, которую Турецкая Республика приобрела на международной арене, подталкивая Турцию в Лигу наций, известных своим пренебрежением к свободам и арестами демократически настроенных инакомыслящих. Правящая верхушка использует дипломатические отношения, мобилизуя государственных чиновников и ресурсы для преследований, охоты и похищения волонтеров движения Хизмет по всему миру. В последние годы и перед лицом таких преследований турецкие граждане оставались относительно пассивными в плане донесения своих демократических требований до своих лидеров.

Одной из возможных причин такого поведения является забота об экономической стабильности. Но если мы отступим от ситуации сложившейся сегодня, то увидим, что имеется и историческая причина. Несмотря на то, что демократическое управление является идеалом Турецкой Республики, демократические ценности никогда не укоренялись в турецком обществе надолго. Поклонение сильному лидеру и государству всегда было основной темой в учебных программах. Военные перевороты, которые происходили почти каждое десятилетие, не давали демократии шанса закрепиться и прогрессировать. Граждане забыли, что государство существует для народа, а не наоборот. Можно утверждать, что Эрдоган воспользовался этой коллективной ментальностью. Турецкая демократия, вероятно, находится в коме из-за нынешнего руководства, но я остаюсь оптимистом. Угнетение не длится долго. Я верю, что однажды Турция вернется на демократический путь. Однако для того, чтобы демократия укоренилась и стала долговременной, необходимо принять ряд мер.

Прежде всего, необходимо пересмотреть школьные программы. Такие темы, как равные права для всех граждан и основные права и свободы человека, должны преподаваться учащимся в первые годы обучения, с тем, чтобы дети могли защищать эти права, когда вырастут. Во-вторых, необходима Конституция, которая не допускала бы господства меньшинства или большинства и защищала бы в любой ситуации основные права человека, упомянутые во Всеобщей Декларации прав человека Организации Объединенных Наций. Гражданское общество и Свободная пресса должны быть защищены Конституцией, чтобы процветать и являться частью системы сдержек и противовесов в отношении государственной власти. В-третьих, лидеры общественного мнения должны делать акцент на демократических ценностях в своих речах и действиях.

Сейчас Турция достигла такого уровня, когда демократия и права человека задвинуты на второй план. Как представляется, она утратила историческую возможность достичь демократии по стандартам Европейского союза с большинством мусульманского населения.

Лидеры страны подобны сливкам поверх молока. Сливки состоят из тех же ингредиентов, что и молоко под ними. Лидеры общества, возможно, с некоторой степенью неточности или задержки, отражают убеждения и ценности общества. Я надеюсь и молюсь о том, чтобы недавний печальный опыт стран с мусульманским большинством привел к пробуждению в коллективном сознании демократических лидеров и правительств, которые поддерживают не только свободные и справедливые выборы, но и все основные права и свободы человека.

Источник: Le Monde

Реклама
Теги
Показать полный текст
Реклама

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close